купить свидетельство о рождении Дипломы в Москве.

Виктория Андреева

Виктория Алексеевна Андреева выросла в Москве. Окончила филологический факультет МГУ (1960–1965). В 1974-м эмигрировала в США; училась в Нью-Йоркском университете на кафедре сравнительной литературы. Была одним из двух редакторов журнала «Гнозис» (совместно с Аркадием Ровнером) и одним из четырёх редакторов «Антологии «Гнозиса» современной русской и американской литературы и искусства» (Нью-Йорк, 1982). Стихи начала писать с 1960-х годов. Примыкала к подпольным, неофициальным литературным кругам Москвы 1960-х и 1970-х годов.

Стихи публиковались во многих эмигрантских сборниках и журналах, а с 1989-го – и в российских журналах. Автор поэтического сборника Сон тверди (1987, Нью-Йорк, «Гнозис пресс»; переиздана в 1989-м там же с параллельными переводами английского поэта Ричарда Маккейна и в 2002-м в дополненном виде – в Москве). В 1989 вместе с Аркадием Ровнером написала театральную пьесу Чаадаев (1989, Нью-Йорк).Автор многих статей о литературе и религиозной философии (Вл. Соловьёв, Блок и Белый, Бердяев, Киреевский и Чаадаев, Толстой и Фет), которые публиковались в эмигрантских журналах, а с 1989-го – и в российских. В 1985–1991 годах написала Телефонный роман – новаторский роман, состоящий изтелефонных монологов одинокой русской писательницы в Нью-Йорке (напечатан в 1997-м в Литве). С 1994-го жила в Москве.

Работала над проектом публикации Отцов церкви (Ориген, Климент Александрийский, Иероним Стридонский) в серии «Учители неразделённой церкви». Имя Виктории Андреевой ассоциируется с двуязычным журналом «Гнозис», с «Антологией современной американской и русской литературы, графики и живописи», со статьями о современной русской и западной литературе, со стихами, прозой, переводами современных западных поэтов. Её эстетическая и поэтическая позиции вполне артикулированы. Это – метареализм, творческий прорыв в область трансцендентного. В своих стихах она прекрасно демонстрирует умение заглянуть за пределы явленного и передать это в своих прозрачных, «настроенных по ветру снов» стихах.

Виктория Андреева – поэт искушённый и ненавязчивый. Ей присущи собранность, такт и рефлексия. Культурно освоенное пространство её стиха органично впускает диссонанс, перебои дыхания и ритма модернизма. Она – поэт глубоко индивидуальный. Её стихи не спутаешь ни с чьими другими «лица необщим выраженьем». Её называют герметическим поэтом, хотя на первый взгляд они и могут показаться обманчиво доступными. И в этом смысле они очень московские.

Она была не громким, но полноправным участником московского литературного подполья, будучи дружески или опосредованно, через друзей, связанной со многими литературными активистами того легендарного периода. Она была одной из первых, кто заявил о существовании нового поэтического пространства. Её статья о московской и питерской поэзии «В малом круге поэзии» была опубликована в нью-йоркском «Новом русском слове» уже в 1978 году. Имена Станислава Красовицкого, Леонида Аронзона, Генриха Худякова, Анри Волохонского прозвучали в ней с полным уважением, которого достойны эти поэты. Она выросла в Замоскворечье под мерный гулкий перезвон часов Спасской башни, под «куполами-облаками» Пятницких церквей. Московский университет был её alma mater. Она училась в докторской программе Нью-Йоркского университета…